Этюды Шишкина

.

В 1880-е Шишкин создает много картин, в сюжетах которых по-прежнему обращается преимущественно к теме русского леса, полей и лугов. В полотнах сохранены основные черты художественного стиля мастера, но выполнены они с большей свободой, нежели произведения конца 1870-х. Это широкие по размаху, эпические по композиционному строю холсты. В них больше внимания уделяется передаче различных состояний атмосферы, чистоте палитры, полутонам, оттенкам, использованию принципов тональной живописи. К этим произведениям относятся «Сосновый лес» (1885, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург), «Ручей в березовом лесу» (1883, Государственный Русский музе, Санкт-Петербург) и другие.


Шишкин достиг больших успехов в этюдах, которые получались не менее интересными, чем картины, а иногда даже более колоритными. Среди них примечательны такие произведения, как «Сосны, освещенные солнцем» (1886, Государственная Третьяковская галерея, Москва), выразительный пейзаж «Дубы. Вечер» (1887, Государственная Третьяковская галерея, Москва), «Сныть-трава. Парголово» (1884–1885, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург), «Молодые сосенки у песчаного обрыва. Мери-Хови по финляндской железной дороге» (1890, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург) и многие Другие. В этих работах ощутимы тонкие фактуры предметов, оттенки цвета, четкий и точный рисунок при многообразии живописных приемов.
Впервые Шишкин представил двенадцать крымских пейзажей в 1880 и потом уже на протяжении всего творческого пути неоднократно выставлял этюды как самостоятельные художественные произведения, что говорит о месте и роли этой области художественного искусства в творчестве мастера. Работы говорят, прежде всего, о его открытости к тем новым тенденциям и веяниям, которые определяли развитие русского искусства в последние десятилетия XIX века, когда усилился интерес к произведениям этюдного характера как особой живописной форме.
В 1880—1890-е возрастает интерес художника к световоздушной среде, изменчивым, быстро проходящим, мимолетным состояниям природы. В новой живописной манере написана одна из самых известных картин «Утро в сосновом лесу» (1889, Государственная Третьяковская галерея, Москва). Перед нами предстает туманный лес с резвящимися на деревьях медведями. Шишкин прекрасно перелает состояние природы в раннее утро, когда сосны еще окутаны легким маревом. Из-за рассеивающегося тумана вершины некоторых деревьев подернуты розоватой дымкой, другие окутаны тенью, отчего кажутся сонными и влажными. Медведи, играющие на ветвях, рождают у зрителя ощущение дикости леса, его глухости и отдаленности.
Предположительно, сюжет полотна был предложен Константином Савицким и, более того, считается, что медведей нарисовал именно он. На холсте в ее первоначальном виде стояли две авторские подписи — его и Шишкина. Однако Третьяков, приобретя картину для своей коллекции, стер с нее фамилию Савицкого, считая, что она написана исключительно в духе, стиле и кистью Шишкина, который к тому же предоставил своему напарнику для изображения медведей собственные эскизы. Эти животные в разных позах и количестве встречаются во всех подготовительных набросках Шишкина, которых оказалось немало (в одном только Государственном Русском музее хранятся семь карандашных вариантов). Считается также, что в основу произведения легла картина «Туман в сосновом лесу», написанная Шишкиным годом ранее, в 1888, после поездки в вологодские леса. Полотно имело большой успех.
В произведениях «Дебри» (1881, Государственная Третьяковская галерея, Москва), «Туманное утро» (1885, Нижегородский художественный музей), «Сосны, освещенные солнцем» (1886, Государственная Третьяковская галерея, Москва), «Золотая осень» (1888, Пермская государственная художественная галерея), «Дождь в дубовом лесу» (1891, Государственная Третьяковская галерея, Москва) и других обращает на себя внимание не линейная композиция, а именно достигнутая мастером гармония светотени и цвета, великолепная передача меняющихся атмосферных состояний природы, равновесие между общим и конкретным.
Композиция «Дебри», несмотря на довольно суровое название, необыкновенно лирична, проникнута таинственностью и загадкой тихой, отдаленной жизни глухого леса, где не ступала еще нога человека. Здесь царят мрак и тишина. Глыбы камней покрыты густым мхом, отовсюду торчат корни, ветки, кусты, множество самых разных деревьев открывается взору зрителя. Их веточки тянутся к небу, солнцу, которого лишен этот лесной хаос. Художник развивает тему борьбы человека за место под солнцем и право на существование. Этот холст так же, как и другие работы Шишкина, необходимо рассматривать медленно, впадая в состояние тихой и безмятежной созерцательности. Только так можно ощутить запах влажного мха, услышать треск ломающихся сухих веточек, кое-где раздающиеся звуки птиц и животных.
В сюжете картины «Дождь в дубовом лесу» мы видим трех путников. Закрадывается мысль, что вдали, на втором плане, в глубину леса уходит сам художник. Шишкин в этой работе выступил как виртуозный исполнитель станковой живописи: настолько мастерское и необыкновенное владение палитрой он продемонстрировал. Полотно передает влажность лесного воздуха после прошедшего дождя, запах мхов и травы, пение птиц, тишину и покой.
В это же время Шишкин обратился к довольно редкой теме зимнего пейзажа и написал большую картину «Зима» (1890, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург). На холсте представлена новая монохромная живопись, в которой художник пытался выполнить сложную для себя задачу — передать чуть заметные рефлексы, полутона, особое атмосферное состояние. В сюжете полотна все сковано морозом и погружено в тень, лишь в глубине холста лучик солнца освещает небольшую поляну, слегка очертив по ней розоватым цветом. От этих проблесков снег на земле и ветвях стройных сосен кажется сверкающе-голубым. Птичка на ветке огромного дерева делает картину живой.
1890-ые для Товарищества передвижных художественных выставок были трудным периодом. В творчестве многих художников старшего поколения наметился кризис, в среде передвижников появились разногласия, которые могли бы стать причиной распада всей организации. Однако Шишкин оставался верным демократическим идеалам шестидесятых. Убежденный сторонник просветительской, идейно-художественной программы передвижников, активно участвовавший в ее претворении в жизнь, он писал: «Приятно вспомнить то время, когда мы как новички прокладывали первые робкие шаги для передвижной выставки. И вот из этих робких, но твердо намеченных шагов выработался целый путь, и славный путь, которым смело можно гордиться».
В начале XX века возникали различные течения и направления живописи, постоянно шли поиски новых художественных стилей, форм и приемов. Шишкин продолжал уверенно следовать по своему однажды избранному творческому пути, создавая жизненно правдивые, содержательные и типические образы русской природы.
В 1891 в Академии художеств состоялась персональная выставка Шишкина, на которой он представил более шестисот этюдов, рисунков и гравюр. Эти многочисленные работы еще раз подтверждали, что мастер владел искусством рисунка и гравюры так же свободно и легко, как живописью. Все произведения были необыкновенно реалистичны и гонко выписаны уверенной рукой автора.
В 1894 Шишкин вместе с Репиным преподавал в Высшем художественном училище при Академии художеств. Он очень ценил таланты, прекрасно чувствовал способности в своих учениках, умел их выделять и развивать. Одним из лучших живописец называл Валентина Серова — величайшего портретиста, внесшего неоценимый вклад в развитие русского портрета и пейзажа, нашедшего новые тончайшие средства художественной выразительности в изображении русской природы.
В среде молодых студентов Шишкин пользовался авторитетом и большим уважением. Воспитанники художника воспринимали его как мудрого, тонкого знатока русской природы. Этюды, рисунки и офорты мастера были настоящей «живой школой», о которой говорил Иван Крамской, высоко ценивший творчество своего друга.
Последней монументальной работой Шишкина является самая крупная по размеру картина «Корабельная роща» (1898, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург). Сюжет композиции символизирует богатырскую русскую силу, несгибаемость и мощь народа. В основе пейзажа — этюды, выполненные Шишкиным в родных лесах на берегу Камы, где был найден идеал его живописи: сочетание красоты и величия. В настоящее время в Государственном Русском музее в Санкт Петербурге хранится эскизный вариант полотна, имеющий авторскую надпись: «Корабельная Афонасовская роща близ Елабуги».
Написанная под живыми впечатлениями и эмоциями, картина поражает своей правдивостью и убедительностью. Реалистичность образа сочетается с типизацией и обобщением. В центре полотна — огромные стволы вековых сосен, щедро залитые солнцем. Вдаль уходит пространство бора, окутанное теплым манящим светом. От того, что верхушки деревьев срезаны, создается ощущение, будто они не помещаются на холсте, а потому кажутся еще более мощными. Вообще, этот прием «кадрирования» довольно часто встречается у Шишкина. Сосны так тонко написаны, что зрителю даже видны чешуйки на их коре. Этим монументальным произведением мастер еще раз доказал, что в знании пород деревьев и умении их изображать ему действительно не было равных.
Переброшенная через небольшой ручеек изгородь говорит о близком присутствии человека. Зеленоватые и едва заметные голубоватые отражения в воде, тени на деревьях, кусочек чистого неба — все придает картине некую живость, трепет, не нарушая при этом покоя. От жгучего солнца трава на поляне побурела, почва высохла. Благодаря разнообразно нанесенным мазкам, чувствуется, насколько пушиста трава, как сильно высох мох, как горяча от знойного солнца земля. В каждом сантиметре этой удивительной картины ощутима уверенная рука мастера.Иван Иванович Шишкин скончался 8 (20) марта 1898 в своей мастерской за мольбертом, во время работы над новой картиной «Лесное царство». В лучших произведениях мастера реалистическая пейзажная живопись поднялась на одну из самых высоких ступеней. Новаторство живописца в устойчивости, чистоте традиций, первичности и цельности ощущения мира живой природы, в его любви и преклонении перед натурой. Это было не рабское следование и копирование, а глубочайшее проникновение в душу пейзажа, однажды верно взятый камертон могучей песни — вот что свойственно былинному складу творчества Шишкина. Живописец неизменно остается ярким представителем искусства критического реализма, выразителем демократических идеалов, носителем лучших традиций передвижничества. Никто до Шишкина с такой ошеломляющей открытостью и обезоруживающей сокровенностью не поведал зрителю о своей любви к родному краю, к неброской прелести северной природы. А ведь столько художников до него видели все это богатство.
«Корни Ваши так глубоко и накрепко вросли в почву родного искусства, что их никем и никогда оттуда не выкорчевать», — писал Виктор Васнецов Ивану Шишкину и был прав, как никто…
Болото. Журавли. 1890. Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск
Мухоморы. 1878. Холст на картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Береза и рябинка. 1878. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Бор в Сестрорецке. 1889. Государственный историко-художественный и природный музей-заповедник В. А. Поленова, Тульская область
Деревенский двор. Конец 1860-х. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Шалаш. 1861. Холст, масло. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан, Казань
Вид в окрестностях Петербурга. 1860. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Срубленные березы. 1864. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Сосна на Валааме. 1858. Холст, масло. Пермская художественная галерея
Вид на острове Валааме. Местность Кукко 1858. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства
Полдень. В окрестностях Москвы. 1869. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Буковый лес в Швейцарии. 1863. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Последние лучи. 1863–1865. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Пруд в старом парке. 1897. Холст на дереве, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Камни. 1880 — 1890-е. Холст на картоне, масло. Государственный Русский музей, Санкт Петербург
Сосновый бор. Мачтовый лес в Вятской губернии. 1872. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Пейзаж с гуляющими. 1869. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
За грибами. 1870. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт Петербург
Рожь. 1878. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Папоротники в лесу. 1883. Холст на картоне, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Травки. 1882. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Среди долины ровныя. 1883. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства
Лесные дали. 1884. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Сосна. Мерикюль. 1894. Холст, масло. Государственный Владимире — Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
В лесу графини Мордвиновой. Петергоф. 1891. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Лесная речка. 1895. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
В роще. 1869. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Лесная глушь. 1872. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Сосновый лес. 1885. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Дубки. 1886. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Ручей в березовом лесу. 1883. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Сосны, освещенные солнцем. 1886. Холст, маем. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Молодые сосенки у песчаного обрыва. Мери-Хови по Финляндской железной дороге. 1890. холст, моею. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Сныть-трава. Парголово. 1884–1885. Холст на картоне, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Мордвиновские дубы. 1891. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Вечер в сосновом лесу. 1875. Холст, масло. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан, Казань
Утро в сосновом лесу. 1889. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Дождь в дубовом лесу. 1891. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Дебри. 1881. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Зима. 1890. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Первый снег. 1875. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства
На севере диком… 1891. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства
Дубовая роща. 1887. Холст, масло. Киевский государственный музей русского искусства
Сестрорецкий бор. 1896. Холст, масло. Серпуховской историко-художественный музей
Тевтобургский лес. 1865. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Корабельная роща. 1898. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
У берегов Финского залива. 1888. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Кама близ Елабуги. 1895. Холст, масло. Нижегородский художественный музей
Осень. 1892. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Перед грозой. 1884. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Солнечный день. Мерикюль. 1894. Холст, масло. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Отдел личных коллекций, Москва

Комментирование и размещение ссылок запрещено.