С площади Ворона к мосту детоубийц

.

Улочки старого Страсбурга разбегаются от кафедрального собора во все стороны. Здесь, среди хрупкого фахверка, автомобильное движение запрещено, поэтому посетители имеют прекрасную возможность рассмотреть каждое здание. В первую очередь привлекают взгляд 2–3-этажные жилые дома с деревянными галереями, лоджиями, окнами из цветного стекла, островерхими кровлями с множеством слуховых окон. Большинство из них стоит на своих местах сотни лет несмотря на то, что выполнены из фахверка.


В средневековой Европе такие сооружения стоили недорого и потому были очень популярны в народе. Однако владельцы платили за доступность жилья слишком высокую цену: фахверковые постройки быстро сгнивали, легко разрушались, а стоило какой-нибудь рассеянной Гретхен забыть про тлеющие угли – выгорали целыми кварталами. В 1682 году подобное строительство было запрещено на всей территории Франции, однако в Страсбурге, к счастью для историков, оно продолжалось, и сегодня фахверковое домики, наряду с дворцами Венеции и Праги, считаются мировым культурным наследием. Все они уникальны, любопытны и в отдельности, и в ансамбле, который представляет собой своеобразный документ, раскрывающий любопытные факты из давнего прошлого города.

Самые старые районы Страсбурга располагаются на месте римского лагеря, занимая остров Гранд-Иль. По очертаниям этот участок, омываемый водами реки Иль и канала Фоседю-Фо-Рампар, напоминает ромб с большей (1,2 км) западно-восточной диагональю и меньшей (800 м), которая тянется с севера на юг. Соответственно большой диагонали проложены главные улицы острова: Гранд-Рю, Вьё-Марше, Вен, Мезанж, улица 22 ноября. Лучами расходясь от моста и небольшого бульвара Мари-Кюс, они устремляются к площади Клебер. Малая диагональ задает направление улицам Гранд-Аркад и Франс-Буржуа, по которым проходят трамвайные пути. Западный угол островного ромба занимает очаровательный район под названием «Маленькая Франция» (франц. Petite France). С южной стороны раскинулась Соборная площадь, вокруг которой сосредоточены самые интересные музеи. Почти вплотную к ней находится площадь Гуттенберга, а немного дальше к востоку лежит Брогли – третья главная площадь острова. В сплетении узких улочек Гранд-Иль трудно заблудиться, ибо шпиль храма, как маяк, виден отовсюду.

На заре Возрождения Страсбург временно утратил репутацию тихого бюргерского городка. Политические страсти кипели в нем сильнее, чем в европейских столицах. Именно со страсбургских амвонов впервые прозвучали призывы к изменениям, конечно, не в самой вере, а в том, что ее окружало и поддерживало. В 1518 году каноник из Нотр-Дам, стоя в дверях собора, объявил прихожанам тезисы Лютера, и уже на следующий день благодаря печатникам его речь обсуждал весь Страсбург. Одновременно с реформой по германским землям распространялся мятеж: в 1525 году 50-тысячное крестьянское войско прошлось по долинам Рейна, предав огню все попавшиеся на пути аббатства и замки. Страсбург имел силы и средства от всего этого устраниться, что и сделал, отказав бунтовщикам в помощи, но и не став с ними бороться.
Проявляя лояльность к чужим преступникам, власти города были беспощадны к своим, о чем свидетельствуют истории, связанные с мостом Корбо. В старину его именовали мостом детоубийц, оттого что именно сюда с площади Ворона, которая в Средние века была местом суда, преступников привозили на казнь. Приговоренных к смерти сажали в клетки, сплетенные из ивовых прутьев, выносили на середину моста и с молитвой опускали в воду, дожидаясь, пока душегубов настигнет смерть. Казни собирали толпы народа, многие стояли на противоположном берегу, там, где с 1586 года находилась скотобойня, в дальнейшем превратившаяся в Музей истории Страсбурга. В экспозиции этого учреждения особое место занимает коллекция старинных макетов, самый ранний из которых датируется 1725 годом. Не меньшего внимания заслуживают выставки оружия и оловянных солдатиков.

Раньше местные бюргеры часто прогуливались по улице Бен-о-Плант, любуясь ее крытыми мостами и утопающими в цветах набережными. Нет сомнения, что без мостов Страсбург рисковал остаться глухим провинциальным городком. Водные переправы создавались не только для удобства или красоты, но и ради связи с внешним миром. Город очень рано научился использовать их преимущества. Теперь старинные каменные мосты Ворона, Святого Николая, Святого Гийома, Водопоя, Мельниц и Евреев раскрывают историю лучше, чем городские хроники. В каждом из них заключена своя эпоха, представлен определенный архитектурный стиль. Мало того что мосты дают возможность перейти через реку, не замочив ног, они являются местом для прогулок, а туристам их осмотр приносит пользу и доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие.

 

К западу от моста Корбо тянется набережная Святого Николая. Изначально известная только своей церковью, она стала особенно красивой к XVII веку, когда была застроена зданиями в модном тогда стиле рококо. В одном из них сейчас расположен Музей Эльзаса, куда стоит заглянуть тем, кто интересуется старинным бытом. Музейный комплекс состоит из 5 домов, в каждом из которых посетители могут увидеть предметы, раскрывающие определенные моменты жизни обитателей края (крестины, свадьба, похороны). Представленные здесь образцы народной культуры – интерьеры, домашняя утварь, украшенная резьбой и расписанная красками мебель, детские игрушки – типичны для Эльзаса XVIII–XIX столетий. После осмотра экспозиции гости могут пообедать в кафе либо просто посидеть на скамейках в уютном дворике с дорожками, вымощенными деревом.
Предметы, выставленные в соборном музее Эвр-Нотр-Дам, посвящены развитию искусств как в Страсбурге, так и за его пределами. Помимо того, что касается скульптуры и живописи, в нем воссоздан средневековый сад с лечебными травами.
В 1592 году муниципальная казна, пожалуй, впервые в истории города оказалась пустой из-за длинной недостойно-комичной войны епископов. Еще не улеглись религиозные страсти, как оказалось, что католические священники не могут договориться с протестантскими: отнюдь не духовные битвы бушевали около 20 лет, сея опустошение в городах и селах Эльзаса.

Реформа лишила страсбургских производителей основного заказчика – церкви. Убранство кафедрального собора оскудело на 40 алтарей; искусство в целом надолго отклонилось от божественной красоты, чтобы посвятить себя бездарным поделкам. Похожее происходило и в архитектуре, где процесс обратного превращения, но уже в светском варианте, шел еще медленнее.
Первые черты Ренессанса в Страсбурге появились лишь к концу XVI века. Сначала обаятельная скромность местной готики сменилась вычурным оформительством в итальянском вкусе, потом наступило время чистой декоративности, часто воплощаемой в дереве. Таковым стал непревзойденный по известности отель Ворона (Вороний двор), как по привычке называют первый дом на набережной Бательер. Дата его строительства неизвестна, но уже в 1306 году при нем действовала гостиница, которую позже почтили своим пребыванием Жан-Жак Руссо и Александр Дюма. Как отель Вороний двор перестал существовать в XIX веке, но само здание сохранилось, причем его старое название перешло на площадь и ближайший мост. Кроме бывшей гостиницы, любителей старины здесь могут заинтересовать остатки некогда величественного особняка, куда запрос-то заходили венценосные особы – польский король Ян II Казимир и австрийский император Иосиф II.
Стремление к избыточной пластике ярко иллюстрирует Дом кожевника в квартале Дубильщиков кожи. Столь же обильно украшенное здание на Соборной площади получило имя не первого, а последнего частного владельца, бакалейщика Жана Франсуа Каммерзеля, который приобрел его в XIX веке. Возведенное неизвестным бюргером, оно по праву признано самым красивым фахверковым сооружением в Страсбурге.

Дом Каммерзеля (франц. maison Kammerzell) потрясает воображение невиданным обилием резного декора. Он украшен деревянной скульптурой настолько богато, что не сразу становится заметно другое излишество – 75 окон, явно бесполезных для 3-этажного жилого строения. Каждое из них имеет пышное обрамление в виде фигур известных музыкантов, библейских и мифических героев, знаков Зодиака или символов пяти чувств. В настоящее время в этом здании, получившем статус памятника архитектуры и перешедшем в 1879 году в собственность города, открыт ресторан.
Даже в пору господства деревянной архитектуры немалое значение в строительстве имел кирпич. В виде ровной кладки или оштукатуренный, он охотно использовался теми, кто имел хороший доход и потому мог позволить себе прочные стены. Характерный пример – Торговая палата, построенная в 1585 году по заказу городского суда. Добротное сооружение из кирпича возводилось на общественные средства и сразу как учреждение, правда, назначение его вначале было спорным. Возможно, заказчики думали разместить в нем ратушу, в качестве которой здание служило, пока не перешло к городским торговцам. Оригинальная для остальной Европы, архитектура Торговой палаты типична для Страсбурга: вытянутый в высоту фасад и наклонная крыша с множеством слуховых окон.

 

Когда-то излюбленным местом отдыха горожан служил парк Оранжереи, где благоухающие почти круглый год цветники скрывались между деревьями редких пород, завезенных еще при Людовике XIV. Владычество французов заметно, хотя и не сразу, изменило городской пейзаж. Здания, подобные отелю Префектуры, где стиль эпохи Регентства вполне гармонично соединился с элементами рококо, составляют немалую часть архитектурного достояния старого Страсбурга. Однако влияние французского искусства не смогло затмить слишком яркий эльзасский колорит. Более того, в XV веке, когда в Европе бурно развивалась живопись, эльзасцы сумели влиться в культурный поток благодаря созданию собственной художественной школы.

Буквально в двух шагах от дома Каммерзеля находится площадь Брогли, на которой стоит здание, где была написана Марсельеза. Театр на бульваре Брогли возвышается невдалеке от квартала, где в 1348 году было сожжено 2 тысячи евреев. На другом берегу реки в противовес французской импозантности своей тяжеловатой красотой блистает Рейнский дворец – резиденция кайзера Вильгельма, центр так называемых германских кварталов с неоклассическими зданиями начала XX века. Несколько особняком в фахверково-классической «компании» стоит здание Музея современного искусства. Выполненное из розового гранита и стекла, оно содержит в себе немало шедевров. Коллекция этого заведения наглядно представляет историю европейского искусства за последние полтора века, но некоторые из посетителей приезжают в Страсбург специально для того, чтобы взглянуть на работы Пауля Клее и Василия Кандинского.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.