Духовный лик Эльзаса

.

Соборная площадь Страсбурга, располагаясь на высоте 144 м над уровнем моря, считается самым высоким и потому наиболее подобающим местом для главного городского храма. В старину перед ним бурлил рынок; торговцы, хозяйки со служанками, солдаты, клирики, монахи – словом, самый разнообразный люд – стекались сюда, чтобы купить или продать товар, услышать новости, собрать слухи и передать их дальше. Сегодня здесь царит приличествующая святыне тишина, лишь к вечеру нарушаемая небольшими и не слишком шумными группами гуляющих. Покой, удивительный для центра большого города, несомненно, исходит от притягательной силы самого здания – памятника, отразившего в себе не только внешние черты, но и высокую духовность пламенеющей готики.


Городской собор является настоящим символом страсбургского благоденствия. Для того чтобы завершить возведение этого колосса, горожанам понадобились даже не десятилетия, а века. Первый камень в его основание был заложен так давно, что уже никто не помнит, как все начиналось, но свет на некоторые связанные с возведением храма события проливают легенды. По преданию, пересказанному безвестным бюргером в 1665 году, «под собором течет река, облаченная в каменные стены и свод, позволяющий пройти лодке. Вход в эту тайную часть сооружения находится в погребке, как раз напротив собора, у аптеки Оленя». Может быть это правда, но скорее всего – вымысел, поскольку собор стоит на возвышенности, отчего не страдает от наводнений. Однако фундамент его устроен так, словно создатели старались защитить свое творение от влаги. Стены здания опираются на доски, уложенные горизонтально на дубовые сваи, а те опускаются до уровня грунтовых вод. Во всяком случае, сегодня никакие водные катаклизмы ему не страшны, потому что новый фундамент выполнен из бетона.

Из-за долгого срока строительства в облике собора слились многие художественные течения Средневековья. Поскольку восточная сторона храма, в частности хоры и крипта, возникла первой, она имеет романский вид. К 1220 году в Эльзас пришло готическое искусство и собор увеличился в высоту, а на «кружевном» фасаде прямо над порталом расцвела готическая роза – наиболее узнаваемая черта французского церковного зодчества. Немыслимо сложный вид собора свидетельствует о религиозной и художественной жизни Страсбурга того времени. Однако господство готики отразилось не только в нем, но и во всех возникших в том столетии постройках.

«Чудом величия и изящества» назвал собор Страсбургской Богоматери (франц. Notre-Dame de Strasbourg) французский писатель-романтик Виктор Гюго. Суровым и величественным он показался русскому историку Николаю Карамзину. Живописец Александр Бенуа увидел его на закате, мерцающим десятками оттенков розового известняка. Столетием раньше, в 1762 году, зачарованный мелодией колокольного звона, посреди Соборной площади застыл будущий российский император Павел I. Как всякий простой посетитель, наследник престола не отказал себе в удовольствии подняться по 635 ступеням винтовой лестницы и, взойдя на верхнюю площадку, охватить взглядом великолепную панораму: Вогезы, долину Рейна, темные хребты Шварцвальда и город, чьи жители так хотели достать до небес. Несмотря на сильное желание, потягаться с небожителями им не удалось, и виной тому стало даже не земное притяжение, а вещь более банальная – пустая казна.
Воздвигнув одну грандиозную башню, святые отцы Страсбурга загорелись идеей превзойти всех в высоте второй. Однако здание и без того было велико, фундамент, в отличие от остальных конструкций, оставался прежним и грозил разрушиться от тяжести того, что планировали водрузить на него строители. Более того, оказалось, что на грандиозные планы просто нет денег, и страсбургский Нотр-Дам остался с единственной башней. Впрочем, это упущение нисколько не умалило его красоты. Несколько позже отцы города смогли воплотить идею двубашенного здания в церкви Святого Павла – сооружении красивом, но все же уступающем по масштабам кафедральному собору.
Строительство большого храма не предвещало особых трудностей, ведь город приступил к нему, имея образцовые политические учреждения, в частности, совершенную по тем временам конституцию, а также пользуясь благами здоровой экономики. Грандиозный замысел принадлежал епископу Вернеру (Вецелину) из рода Габсбургов, и он же начал воплощать свою мечту в 1015 году. Через несколько десятилетий еще не завершенный храм был расширен, и с того времени увеличивался в размерах много раз, практически в каждом столетии. В следующем веке неоконченное строение сильно пострадало от огня и вновь претерпело изменения в том же романском стиле. Сегодня некоторые из самых старых деталей украшают его интерьер.

В XIII веке епископ Страсбурга, не устояв перед очарованием готики, пригласил из Парижа архитекторов, и те взялись за очередную перестройку.
В XIII веке внутренними работами в доме Божьей Матери руководил архитектор, имя которого история не сохранила. Между тем потомки получили возможность любоваться его шедеврами, прежде всего витиеватым рельефом Столба Ангелов, а также скульптурами «Церковь» и «Синагога» на южном портале.

 

Острый шпиль собора притягивает взгляд, в какой бы точке Страсбурга не находился смотрящий. В свое время он возвышался над всем городом, но святым отцам этого показалось недостаточно и сей недостаток решено было исправить с помощью башен. Построить, как известно, удалось лишь одну. Ее проект и первые работы по возведению принадлежат зодчему Эрвину из Штейнбаха, после смерти которого богоугодное дело продолжил его сын, а завершил кельнский мастер Гюльц в 1439 году. Таким образом, от закладки первого камня до момента, когда башня, увенчанная самым высоким в Европе шпилем, ознаменовала собой окончание строительства, прошло больше 4 веков. После того собор претерпел несколько реставраций, дополнений, украшений, получил новую скульптуру, эффектные детали, но кардинально никогда не перестраивался.
Каменная, но воздушная на вид конструкция собора возносится на высоту 142 м. Просто встав перед фасадом, увидеть все здание целиком вряд ли удастся. Для этого нужно лечь на мостовую, что, разумеется, делают немногие, невзирая на европейскую чистоту. Можно попытаться сильнее запрокинуть голову и мысленно устремиться вверх, но тогда сооружение «взлетит». Неслучайно жители Страсбурга называют свой храм парящим розовым ангелом. Местный Нотр-Дам был самым высоким архитектурным творением рук человеческих, пока не уступил колокольням в Ульме, Кёльне и, конечно, Эйфелевой башне. Его масштабы изумляют, но не подавляют из-за готической легкости конструкций и тысяч скульптур на фасаде. Снаружи здание кажется отделанным кружевом, сплетенным из красновато-коричневого песчаника. Тонкой, виртуозно выполненной филигранью отделан центральный портал с фигурами Божьей Матери и Младенца в центре. По мнению сторонников германского искусства, эта часть богатством декора превосходит все соборы мира, исключая разве что Миланский. Незабываемое впечатление оставляет крыльцо с вратами, но еще больший эффект производит 40-метровая в диаметре готическая роза.

Каждый из трех главных порталов оформлен статуями прославленных монархов: основателя Франкского королевства Хлодвига, его близкого родича Дагобера и дальнего – Людовика XIV, а также весьма уважаемого эльзасцами императора Рудольфа Габсбурга. Последнему скульпторы уделили особое внимание, поскольку тот был братом епископа Вернера, человеком энергичным, деятелем крупного масштаба, но главное – щедрым покровителем Кольмара и Страсбурга. Не меньшего почтения удостоились мастер Эрвин Штейнбахский и благодетель Гейлер Кайзербергский, чьи памятники размещены внутри храма близ резных алтарей. Кроме башни, Эрвин из Штейнбаха занимался южным фасадом, где, возведя ворота, назвал их именем своей дочери Сабины. Здесь же его резцу принадлежат несколько статуй, во всяком случае считается, что именно он создал фигуры Богородицы и 12 апостолов. Портрет самого мастера появился гораздо позже: пластическая композиция «Эрвин и Сабина» была создана местным ваятелем Корштейном в 1840 году. Северный портал открывает вход в капеллу Святого Лаврентия. Особенностью этой части собора являются росписи по стеклу, созданные мастером Корхгеймом еще в XIV веке и за 600 лет существования не утратившие ярких красок.

 

В огромном молитвенном зале сумрачно несмотря на обилие окон.
Неровный свет едва пробивается сквозь витражи, но рассмотреть внутреннее убранство храма нетрудно, благо тому помогает сияние множества свечей. Как только глаза привыкнут к полумраку, можно заметить составные колонны и уходящие высоко вверх стрельчатые арки.
Страсбургский собор всегда был действующим, принимая то католиков, то протестантов, при этом оставаясь местом встреч горожан, концертным залом, где регулярно выступали певчие, исполнявшие хоралы под орган Зильберманна, и, конечно, музеем с богатым собранием предметов искусства. Помимо изумительных витражей, внутри храма всегда было чем полюбоваться. В рельефном воспроизведении Нового Завета первым взгляд притягивает изображение Гефсиманского сада со сценой взятия Иисуса Христа под стражу. Особого внимания достойны купель 1453 года, сложная резьба кафедры 1487 года, хоры, престол и, наконец, самое интересное – астрономические часы.
С приходом Реформации Страсбург влился в русло протестантского движения настолько активно, что стал одним из его центров. Сюда переселялись многие протестантские мыслители, деятели культуры, ученые, то есть те, кому пришлось бежать от притеснений католической церкви. Укрывая подобных беглецов, город расцвел и в культурном плане. Возможно, этим объясняется лояльность страсбургских священников, их терпимость к таким немыслимым для Средневековья вещам, как астрономические часы: в Италии даже за мысль о них мастеру грозило сожжение на костре. В Страсбурге же часы появились, более того, были установлены в храме, вопреки инквизиции, во славу не подавленного ею стремления к знаниям. Этот предмет, по сути представляющий собой планетарий, отражал свободолюбивый дух Ренессанса, поскольку не только не был связан с религией, но и противоречил ей, ведь увлечение астрономией церковью приветствовалось не всегда.
Говорят, что здешние священники никогда не считали это чудо техники дьявольской машиной. Никто не собирался сжигать на костре его создателей, напротив, после того как в 1547 году сломались обычные ходики, служители собора решили заменить их чем-то необыкновенным. Для создания дивного устройства в Страсбург по приглашению епископа прибыла команда швейцарских часовщиков: математик Дазиподиус, братья-механики Хабрехт, архитектор Ганс Ульбергер и скульптор Тобиас Штиммер, который завершил дело коллег чудесными фигурками святых. Во время событий Великой французской революции часы были повреждены, а к 1842 году Жан Батист Швильге заменил устаревший механизм, добавив к прежней конструкции церковный календарь и мини-планетарий с 4 циферблатами, где Солнце, Земля и Луна занимали места по отношению друг к другу согласно системе Коперника. Все остальное сохранилось таким, каким было в конце XVI века.
Сегодня астрономические часы «оживают» каждые 15 минут; перед зрителями проплывают 4 аллегорические фигурки, которые звонят в колокольчики, символизируя бренность бытия, неизбежность взросления, старости и смерти. Каждый час Ангел переворачивает песочные часы, появляется Иисус Христос и под звон больших колоколов на башне прогоняет скелетообразную Смерть, не позволяя той косить уходящее время.
В полдень (12.30) начинают двигаться все механизмы часов, демонстрируя зрителям целый спектакль. Выходит Иисус Христос, затем появляются, склоняясь перед ним, апостолы, потом, расправив крылья, кукарекает петух, возвещая об отречении Петра. Затем Сын Божий поворачивается к прихожанам и благословляет всех взирающих на него. Представление завершают античные боги на колесницах – символы дней недели. Несмотря на наглядность и простоту происходящего, разобраться в запутанной символике непросто, поэтому многое из того, что задумали художники Ренессанса, остается неясным и сейчас.

Мощенная булыжником площадь перед храмом бывает оживленной так же редко, как и опустевшей. Исторический центр города по-средневековому тесен, загроможден домами, однако от перенаселения явно не страдает. На его узких улочках всегда тихо и малолюдно… Древний и вечно молодой Страсбург удивительно многолик: бурные страсти одного из центров Евросоюза сочетаются в нем с покоем французской провинции. В старых кварталах, там, где ряды фахверковых домиков смотрят в неподвижную гладь реки, невозможно избавиться от мысли об ушедших временах.
Астрономические часы на соборе идут, неумолимо отсчитывая время, которое лучше потратить на прогулку, по традиции начав с площади перед Нотр-Дам. Как и в любой европейской столице, в Страсбурге главный храм является отправной точкой для экскурсий. Средневековый город с его набережными, каналами, башнями, мостами и бастионами совсем невелик. Для того чтобы обойти весь исторический район даже медленным шагом, не потребуется больше одного дня. Этого времени вполне хватит на то, чтобы взглянуть на известные архитектурные шедевры, а таковым в центре города является практически каждое здание.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.
Дешевые пластиковые ящики здесь еще больше.